Выходит с 1909 года!
Лики поля Куликова Лики поля Куликова
19.09.2018
21 сентября, в праздник Рождества Пресвятой Богородицы, отмечается День воинской славы России — День победы русских полков над войсками Золотой Орды в Куликовской битве
(1380 год), открывшей путь к национальной свободе.

Когда Мамай шел на Москву, Дмитрий Иоаннович молился о даровании победы в кремлевском соборе Архистратига Михаила — главного воинского храма Москвы у гробов отцов и дедов. Вместе с ним молилась великая княгиня. Жены прощались с ратниками, отдавая последнее целование. И тут случилось небывалое. Вместо традиционного причитания и рыдания в голос Евдокия обращается к воинским женам, призывая их просить Бога не допустить нового нашествия на Русь, как случилось при Батые, и послать русским победу над супостатом. 
Дмитрий вышел из храма на Соборную площадь и молвил жене на прощание: «Утри слезы! Если Бог за нас, то кто против нас!» Затем сел на коня, и войско отправилось в путь через Фроловские (Спасские) ворота Кремля. Великая княгиня долго смотрела вслед удаляющемуся войску, моля Бога еще увидеть мужа живым.
В Троицкий монастырь воины прибыли в праздник святых Флора и Лавра 31 августа 1380 года. Отстояли литургию с молебном, вкусили хлеба на трапезе и получили благословение преподобного Сергия Радонежского. Он предсказал, что князь останется жив, а потом тихо молвил ему: «Погубишь супостатов своих, как должно твоему царству. Только мужайся и крепись и призывай Бога на помощь». 
Князь попросил у него двух воинов из иноков. Историки правы, говоря, что иноки были нужны великому князю не как ратники — два человека в его воинстве были каплей в море, — а как духовные чада преподобного Сергия как его зримое благословение и его присутствие на поле битвы. И тогда преподобный Сергий призвал к себе Александра Пересвета и Андрея Ослябю, в миру бывших воинами, облачил их в схиму вместо доспехов, и сказал: «Вот оружие нетленное, да служит оно вам вместо шлемов». 
Преподобный Сергий Радонежский благословил московского великого князя Дмитрия Иоанновича с воинством иконой Богоматери, той самой, что потом была прозвана Донской. Икону водрузили высоко на древке как хоругвь, и весь поход она оставалась при русском войске: перед ней молился великий князь, перед тем как отправиться в бой, а в день сражения ее носили по рядам войск. По другой, более известной и принятой версии, ее поднесли великому князю донские казаки, которые вышли на битву со своей иконой и после сражения подарили ее государю.
По дороге на Куликово поле Дмитрий Иоаннович предавался тяжким раздумьям. Незадолго перед боем войско остановилось на отдых и ночлег, и было ниспослано чудо, укрепившее силы: над высокой сосной чудесно явилась икона св. Николая Чудотворца. Обрадованный, обнадеженный князь молвил: «Сия вся угреша сердце мое!» — и после битвы повелел поставить на месте, где было это явление, Николо-Угрешский монастырь. Другое видение было в ночь накануне битвы: два светлых юноши мечами иссекали темное ополчение, вопрошая с гневом: «Кто вам велел погублять Отечество наше?!» В них узнали святых Бориса и Глеба.

Помолясь и простившись

21 сентября 1380 года 
войско Донского вышло на Куликово поле. Перед ними стояла многотысячная орда Мамая. Первый бой, как известно, принял сергиевский монах Александр Пересвет: когда богатырь, потомок печенегов Челубей, подобный Голиафу и слывший непобедимым, одержавший верх в 300 поединках, вызвал русского на единоборство, Пересвет принял его вызов. Помолясь и простившись со всеми, он выехал на него лишь с одним копьем, облеченный, по заповеди игумена, в схиму вместо доспехов. Всадники разогнали коней и, столкнувшись, насмерть пробили друг друга копьями и пали замертво, но Челубей свалился с коня, а Пересвет остался в седле — в этом русские увидели доброе предзнаменование. Дмитрий Иоаннович перед боем обменялся одеждами с боярином Бренко — тот облачился в княжеское одеяние, а Дмитрий — в доспехи простого ратника, чтобы враги не узнали его и не убили первым, обезглавив воинство.
Все время, пока шла Куликовская битва, преподобный Сергий служил в своей обители и духовно видел сражение, молясь о православных воинах и поименно поминая павших. Эта литургия, отслуженная великим чудотворцем, была первой церковной панихидой по ратникам Куликовской битвы. Много чудесных знамений было явлено в час боя. В небе видели и Георгия Победоносца, и Дмитрия Солунского, и святителя митрополита Петра, и самого Архистратига Михаила, мечами гнавших вражеские орды. Видели и багряное облако, из которого руки, подобные человеческим, опускали венцы на главы православных воинов. Слово преподобного Сергия сбылось — князь Дмитрий, сражавшийся как простой воин, не был узнан и, израненный, остался жив, а боярин Бренко привлек внимание на себя и пал смертью храбрых. Господь особо прославил его: в числе потомков боярина был святитель Игнатий Брянчанинов.
— Велик Бог Христианский! — воскликнул Мамай, глядя, как его полчища обратились в бегство. В Москву поскакал гонец с радостной вестью. Узнав о победе, Евдокия велела звонить во все московские колокола.
После победы Дмитрий Иоаннович в своей любимой церкви Рождества Пресвятой Богородицы в Симонове похоронил Пересвета и Ослябю, погибших на поле брани. 
В мае 1389 года Дмитрий Иоаннович серьезно заболел, и было явлено грозное знамение — месяц вдруг пропал с вечернего неба и появился только перед зарею. Вечером 19 мая он умер, наказав жене воспитать сыновей и до совершеннолетия наследника Василия править с ним. Исполняя завет мужа, Евдокия оставалась соправительницей сына Василия. В грозном 1395 году, когда на Москву шел хан Тамерлан, именно она повелела принести для защиты столицы Владимирскую икону Богоматери. Остаток жизни великая княгиня провела в богоугодных делах. Основывала сиротские приюты, помогала вдовам, погорельцам, беднякам. Никто не знал о ее замысле уйти в монастырь. Она всегда появилась на людях радостная, в богатых пышных одеждах, а сама подкладывала подушки, чтобы скрыть худобу от постов и ночных молитв, а под ними носила железные вериги. 7 июля 1407 года инокиня Ефросиния мирно скончалась и была упокоена в своей обители. Вся Москва стеклась на ее похороны. И случилось новое чудо — на глазах у всех у ее гроба сама собой возгорелась свеча, и на протяжении столетий здесь исцелялись больные. Святую Ефросинию стали почитать покровительницей Москвы.

Мощи святых иноков

И еще несколько слов о том, как складывались судьбы этих древнейших московских святынь, связанных с памятью Куликовской битвы. В 1509 — 1510 годах итальянский зодчий Алевиз Фрязин построил на месте деревянной каменную церковь Рождества Богородицы в Симонове, которая сохранилась до наших дней. В престольный праздник здесь всегда совершали панихиду по всем православным воинам Куликовской битвы, первыми из которых поминали Пересвета и Ослябю. Кланяться их могилам приходили сюда и Иван III, и сам Иоанн Грозный — стены церкви помнят этого царя! — и Алексей Михайлович, и Екатерина II, которая посетила храм после коронации и приказала устроить надгробную белокаменную плиту над могилами святых иноков. 
После революции храм оказался на территории завода «Динамо» и был подготовлен к сносу: Куликовская битва тогда не интересовала тех, кто идейно не имел Отечества. Каким-то чудом его сохранили, приспособив под компрессорную станцию, говорят, за крепкие стены. Несколько десятилетий здесь, у гробов Пересвета и Осляби, ревели моторы, сотрясая бесценное здание. Чугунная сень была продана как лом, по новейшему преданию — за 317 рублей 25 копеек. Лишь в канун 600-летия Куликовской битвы вспомнили, что здесь лежат ее герои. За эту церковь заступились художник П.Д. Корин, архитектор П.Д. Барановский, писатели Л. Леонов, В. Распутин, В. Астафьев, космонавт В. Севастьянов, скульптор В.М. Клыков, и... председатель Совета Министров СССР А.Н. Косыгин. Когда в январе 1977 года поступило прошение соорудить для завода новую компрессорную станцию, а церковь освободить и отреставрировать, Косыгин подписал соответствующее распоряжение. Моторы из храма удалили — и с того начался почин его возвращения. В начале 1980 годов храм передали под филиал Исторического музея.
А в год 1000-летия Крещения Руси Дмитрий Донской был причислен к лику святых. На следующий, 1989 год храм Рождества Богородицы вернули верующим — она стала первым московским храмом, возвращенным Церкви. И оказалось, что в советское время бесценную роспись не сбили, а тихонько покрыли штукатуркой, может быть, в надежде на лучшие времена. Под слоем штукатурки сохранилось 80% старой росписи, на основании которой был восстановлен не только исторический интерьер храма, но и уникальная палехская живопись, которая привела в восхищение Николая II.
Над могилами иноков ныне возведена резная дубовая сень — точная копия дореволюционной, только из дерева. Недавно здесь появилась еще одна святыня, прежде хранившаяся в Рязани, — яблоневый посох инока Пересвета, по преданию исцеляющий зубную боль. Весит он около 3 кг: при Петре I молодые дворяне демонстрировали свою силу, поднимая этот посох и размахивая им, а верующие воины припадали к нему как к святыне, молясь о доблести и помощи в бою.
Валерий Николаев.


    Как Вы приобретаете наши издания?
    Выписываю "Беседку"
    Выписываю "Нашу Пензу"
    Покупаю "Беседку"
    Покупаю "Нашу Пензу"