Выходит с 1909 года!
Клеветников — к барьеру? Клеветников — к барьеру?
19.09.2018
В последние дни вся страна активно обсуждает вызов на дуэль главкомом Росгвардии Виктором Золотовым скандального политика Алексея Навального.
Генерал потребовал сатисфакции за клеветнические, по его мнению, публикации и пообещал сделать из оппонента отбивную «на ринге, татами, где угодно». Федерация бокса России даже пообещала предоставить площадку для поединка. Происходящее можно было бы воспринимать с определенной долей юмора, однако в Госдуму уже внесен законопроект о введении дуэльного кодекса РФ.

«Смыть кровью»

Любопытно, что до обозначенной выше истории подобный случай произошел и в Пензе. Поссорились некие журналист и депутат (фамилии называть не будем). Первый отослал оппоненту вызов, сообщив, что тот оскорбил его, смыть это можно только кровью, и предложил выбрать время и место поединка, а также оружие.
Депутат в ответ подал заявление в полицию по якобы факту угрозы его жизни. А его оппонент на днях после истории с Золотовым и Навальным написал новый пост в соцсетях, где ссылается на эту ситуацию, как доказательство, что никаких угроз на самом деле не было. 
Безусловно, и в этой истории можно было бы найти немало комичного, но новый законопроект несколько меняет дело.
Проект дуэльного кодекса РФ внес на рассмотрение в Госдуму депутат от фракции ЛДПР Сергей Иванов. По его словам, за основу взят аналогичный документ, существовавший в царской России. В пояснительной записке депутат отмечает, что хотя клевета и оскорбление предполагают ответственность по статьям УК РФ, но в последнее время «появилась тенденция» со стороны госслужащих вызывать на дуэль граждан, «имеющих отличные от официальной точки зрения».

Чиновник с саблей

Документ состоит из пяти частей и 81 статьи. В них регламентируется, кто может драться на дуэли, что считается оскорблением (жест, клеветническая статья в СМИ, бросок каким-либо предметом в лицо). Установлены степени тяжести оскорблений. Прописано и то, что при оскорблении, нанесенном женщине, оно падает на ее «естественного защитника». 
Поединки, согласно кодексу, разрешаются только между равными, коими считаются государственные и муниципальные служащие. При вызове от простого гражданина чиновник должен от него отказаться либо получить письменное разрешение от непосредственного начальника, если тот решит, что противник достоин оказываемой ему чести. 
Кодекс регламентирует также обязанности секундантов, поведение противников и даже поединки на саблях. Например, в документе говорится: «Получив оскорбление, оскорбленный должен заявить своему противнику: «Милостивый Государь, я пришлю Вам своих секундантов». Если противники незнакомы друг с другом, они обмениваются карточками и адресами».

Бои в кустах

У любого нормального человека возникает вопрос: как к этому всему относиться? Не будем даже касаться явно бросающихся в глаза нелепостей, как, например, выделение чиновников в некую благородную касту, что неприемлемо для демократического государства. Начнем с того, что понятие дуэли не прописано в Уголовном кодексе по вполне понятной причине — результаты этого действа вполне спокойно подпадают под имеющиеся статьи: убийство и покушение на него, нанесение тяжкого вреда здоровью, подстрекательство и пособничество при совершении этих преступлений. Стоит также напомнить, что Россия не является страной с давними дуэльными традициями, они пришли к нам с Запада. И практически сразу были запрещены законом, хотя одно время правоохранительные органы смотрели на них сквозь пальцы. Убийца Пушкина Дантес, например, был приговорен к смертной казни, но потом наказание сильно смягчили.
Вернемся дальше в историю, в Италию, где, как считается, родились дуэли, и во Францию, где, как и во всей Западной Европе, в 16 — 18 веках бушевала «дуэльная лихорадка», люди резали и стреляли друг друга по пустякам. Можно сделать вывод: все, что предлагается сейчас, уже было, и неоднократно. 
Первые итальянские дуэли назывались «бои в кустах». Поссорившиеся оппоненты немедленно шли разбираться в безлюдное место. Ничем не напоминает современное «пошли, выйдем» или «пойдем, поговорим»? При этом долгое время никакой чести и благородства в поединках не было. Не возбранялось бить в спину, добивать безоружных и лежачих, воспользоваться тем, что противник случайно оступился или поскользнулся. Более того, благородное поведение считалось глупостью. В качестве примера остались записи о поединке на шпагах двух французских дворян. Один одолел другого, выбил оружие из рук, но не стал добивать, а, пожурив, отвернулся и пошел к своему коню. Оппонент же поднял шпагу и заколол победителя в спину.

«Дуэль» под алкогольными парами

Не покривим душой, если скажем, что подобных 
«дуэлей» полно и в современной России. Их результаты вызывают головную боль у правоохранителей. Единственное отличие от прошлых лет — происходят они по большей части по пьяной лавочке. 
Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении 54-летнего гражданина Узбекистана, приехавшего в Пензу на заработки. Он трудился на одной из строек вместе с соотечественником, жили вместе, а переняв некоторые российские «традиции», — отправились в бар выпить. Вернувшись домой, земляки поссорились и сошлись в «поединке». В итоге подозреваемый применил к противнику удушающий захват, оказавшийся смертельным.
Также в Пензе недавно в «поединке» сошлись двое собутыльников. Хозяин квартиры, где проходило возлияние, зарезал оппонента ножом.
Стоит также вспомнить кровавую развязку конфликта двух бизнес-партнеров с роковым ударом раритетным штык-ножом «Карл-Густав». И историю, произошедшую несколько лет назад у ночного клуба на Привокзальной площади, когда талантливый спортсмен после драки, начавшейся по «итальянским правилам» («пойдем, поговорим»), угодил за решетку за убийство. 
В Западной Европе, чтобы как-то узаконить кровавое действо, создали дуэльный кодекс. Но в конце концов смертельные поединки запретили. В России в начале 20-го века, когда пошло дуэльное послабление в законе, офицеров в некоторых случаях даже обязывали драться. Но развития эта история также не получила. Зачем идти по уже пройденной дороге снова?

Не стать Парагваем

Кроме того, в новом законопроекте никак не учтено такое явление, как бретерство. Во времена дуэлей существовали отчаянные рубаки и меткие стрелки, которые сами провоцировали поединки. К числу таких профессиональных дуэлянтов относились и известные личности: декабристы Кондратий Рылеев, Александр Якубович и Александр Бестужев, родственник великого писателя, автора «Войны и мира» Федор Толстой. Даже Александру Пушкину приписывается участие чуть ли не в 30 дуэлях. Правда, поэт никогда не стрелял на поражение. Но среди бретеров было немало жестоких и безжалостных, убивших по пустяковому поводу десятки людей. Если уж в тот век с его претензией на благородство и честь существовало подобное, то в наше время с куда более свободными нравами и моральными принципами можно только с ужасом представить маячащие перспективы. Остается добавить, что в подавляющем числе стран мира дуэли официально запрещены. За единственным исключением. Получить сатисфакцию на законных основаниях имеют право граждане Парагвая.
Впрочем, российские законодатели, будучи людьми адекватными, вряд ли встанут на сторону своего коллеги, разработавшего современный дуэльный кодекс. По словам вице-спикера Госдумы (по интересному совпадению, родственника названного выше бретера) Петра Толстого, новый законопроект, безусловно, интересен, но неактуален в наше время.
— В век, когда отдельные индивидуумы уже завтракают с роботами, о дуэльном кодексе говорить не приходится. Наверное, что-то должно прийти на смену. Я не знаком с текстом законопроекта и с огромным уважением отношусь к моему коллеге Иванову. Уверен, что этот законопроект будет самым внимательным образом изучен на комитете, — сообщил он через СМИ.
Что ж, будем надеяться, что новый законопроект так и останется интересным документом, не приобретшим реальную силу. И мы по-прежнему будем рассматривать вызовы известных лиц друг другу как пиар и просто повод посмеяться.

    Как Вы приобретаете наши издания?
    Выписываю "Беседку"
    Выписываю "Нашу Пензу"
    Покупаю "Беседку"
    Покупаю "Нашу Пензу"