Выходит с 1909 года!
Увидеть невидимое Увидеть невидимое
09.03.2019
Трудно переоценить значимость экспертно- криминалистической службы, одного из важнейших подразделений МВД.
История российской системы экспертных учреждений берет начало со скромного кабинета судебной экспертизы, образованного 1 марта 1919 года при Центророзыске народного комиссариата внутренних дел (НКВД). 1 марта этого года эксперты-криминалисты отпразновали 100-летний юбилей. Ветеран органов внутренних дел полковник в отставке Вячеслав Зайцев решил поделиться своими воспоминаниями о службе на нелегкой ниве криминалистики.

На троих одна машинка  
 
Помню свой первый день в экспертно-кримина­листическом отделе (ЭКО) УВД Пензенского облисполкома 7 июля 1982 года. Отдел находился тогда на третьем этаже в историческом здании на улице Московской, 72. Показали мне основное оборудование, мой стол в кабинете на троих, дали книги по криминалистике. В то время аттестованных сотрудников в ЭКО было всего десять человек: начальник и его заместитель, эксперт-химик, инженер и нас, экспертов-криминалистов, шесть человек. С техническим оснащением тогда было достаточно трудно: не хватало фотоаппаратов; на троих была одна достаточно дряхлая пишущая машинка (конечно, никаких компьютеров и в помине не было). Не хватало даже обычной бумаги. Так и началась моя служба экспертом-криминалистом. Изучал специальную литературу, оборудование, смотрел и учился у своих старших коллег. Лаборантов в отделе не было, поэтому всю работу по подготовке объектов экспертизы, изготовлению фотоснимков делали сами эксперты. Случалось, что часами  не выходили из фотолаборатории. Вспоминаю то время и наш коллектив. И не только потому, что был молод. Атмосфера была хорошая, доброжелательная, творческая. Никто из экспертов не стеснялся посоветоваться с коллегами, попросить помощи по возникавшим сложным рабочим вопросам.  А работа была не совсем обычная, приходилось привыкать. Дежурили эксперты сутки, потом сутки отдыхали.
Надо было многому учиться, выезжать на места происшествий с опытными экспертами-наставниками, проводить под их руководством экспертизы и исследования.
Сейчас трудно представить, что дежурство обычно начиналось утром  с осмотра места кражи колес или лобовых стекол с личных автомашин «Жигули» (иномарок тогда не было), стоящих около домов. Да и краж этих в Пензе было много! Срывали также меховые шапки с прохожих (чаще у женщин), перед праздниками воровали из подвалов и погребов самодельные соленья, компоты, варенье. Сейчас такие «предметы преступного посягательства» не интересуют воров.  Жить стали лучше (и веселее). Много было квартирных краж. Двери в подъездах тогда не запирались, металлических дверей в квартирах тоже не было, как и решеток на окнах и камер видеонаблюдения. Да и дверные замки по сравнению с нынешними кажутся просто смешными. Нередко хозяева оставляли ключи от квартиры под ковриком у двери. А сами входные двери часто делали  из фанеры. Много, очень много было краж из сельских магазинов, особенно в праздничные дни. Брали, как правило, «джентльменский» набор: выпить, закусить и покурить.

След внутри банки

Работа эксперта на месте происшествия — это особый труд, требующий большой самоотдачи, концентрации внимания, целеустремленности и выносливости. Нередко осмотр проводился без перерыва по несколько часов. За это время надо зафиксировать с помощью фотосъемки всю обстановку места происшествия, обнаруженные вещественные доказательства и следы. А эти следы надо еще выявить, т. к. чаще всего они были невидимые. Грамотно проведенный осмотр места происшествия — это во многом залог успеха в раскрытии преступления, фундамент всего расследования. Мне вспоминается август 1984 года, когда я в составе следственно-оперативной группы выехал на место происшествия в г. Никольск по факту кражи более 30 тысяч рублей из кассы ПМК. В то время это были довольно большие деньги, кражи на сумму более 10 тысяч рублей ставили на контроль в МВД СССР. В ходе осмотра я выявил в числе прочих след пальца руки на дверце сейфа. Работали мы тогда в Никольске несколько дней с целью раскрыть преступление по «горячим следам», но безрезультатно. Приехал в Пензу, из Никольска стали поступать в большом количестве дактилоскопические карты местных жителей на проверку. А время идет, грозит «висяк». С изъятыми следами работал практически весь наш отдел, отчитывались каждый день вечером. И вот вор мне попался! Я несколько раз проверил эту дактилокарту и след, показал коллегам, все верно — он. Это был мой первый такой успех: сам изъял след и сам по нему установил преступника.
В 1986 году (могу ошибиться в дате) мой коллега Александр Мурашкин проводил осмотр места происшествия в Беково по факту убийства двух пожилых супругов. В числе прочего он изъял трехлитровые стеклянные банки, в которых супруги хранили деньги. Внутри одной из банок Александр обнаружил след пальца руки. В то время под подозрение попали два молодых парня, все надеялись на быстрый успех в раскрытии. Но надежды рухнули: они были ни при чем. И вот среди прочих дактилокарт Александр находит отпечаток пальца человека, который был вообще вне подозрений. Класс! Позднее на допросах убийца показал, что преступление совершал в перчатках и только в какой-то момент, почувствовав неудобство, снял их ненадолго, чтобы извлечь деньги из банки. И оставил свой след. Это были чисто экспертные раскрытия. Эксперты — это по своей сути интеллектуальная элита правоохранительных органов (да не обидятся на меня сотрудники других очень важных и нужных служб).

Обрывок газеты

Вспоминается моя двухмесячная командировка в январе-феврале 1989 года в Азербайджанскую ССР, где я в составе большой группы под руководством Генеральной прокуратуры СССР участвовал в расследовании преступлений, связанных с межнациональной рознью во время Нагорно-Карабахского конфликта. Тогда была одна огромная страна — СССР, и само понятие «межнациональная рознь» было каким-то инородным, незнакомым. 3 января 1989 года я прилетел в Баку, прибыл в МВД Аз.ССР, где меня распределили в город Кировабад (ныне Гянджа). Нас, экспертов-криминалистов, там было 6 человек с разных городов России. Работы было очень много: экспертизы, осмотры мест происшествий, обыски и прочее.
Преступления, по которым мы там работали, были совершены в основном до нашего прибытия: убийства, разбойные нападения, поджоги, взрывы, изнасилования, реже кражи и угоны автотранспорта. Следует отметить, что отношение к нам было очень хорошим, доброжелательным как со стороны азербайджанских коллег-милиционеров, так и со стороны местного населения. Простые люди не могли понять, как и почему возник этот конфликт между народами, которые столетия жили вместе, рядом, в одном городе, в одном или соседнем селе.  И вдруг война... Да-да, война. Там была одна интересная экспертиза, которая мне запомнилась: было совершено убийство одного армянина, как потом установили, из обреза охотничьего ружья. Из его одежды извлекли смятый и обгоревший обрывок газеты на русском языке. Решили, что этот обрывок использовали в качестве пыжа. По этому делу было несколько подозреваемых, у которых мы провели обыски, изымая, в том числе, и газеты на русском языке. Таких газет набралось очень, очень много. Изымали отовсюду, где находили: в домах, сараях, банях, туалетах. Они даже не умещались в кабинете, вынесли часть в коридор. И вот мы с коллегой из Кургана несколько дней подряд раскладывали эти газеты, совмещая изъятый газетный пыж с газетными листами. И нашли ту самую газету, от которой преступник оторвал ее часть, чтобы использовать в качестве пыжа. Совмещение было очень «красивым»: по общей линии разделения, по содержанию текста! Так и нашли убийцу. 
Потом, в сентябре 1989 года, в Азербайджан был командирован эксперт-криминалист Башмаковского РОВД Андрей Тюгаев. Там он погиб… Это был для нас всех шок. Андрей, молодой, непосредственный, немного наивный, задорный парень, и погиб...

Наш помощник «Папиллон»

В 1993 году меня назначили заместителем начальника ЭКО УВД. В этом же году мы начали осваивать автоматизированный дактилоскопический комплекс «Папиллон». Вторые в России, первыми были коллеги из Челябинска, где и была разработана система. Все это благодаря прозорливости начальника УВД А.И. Пронина, который согласился приобрести комплекс, несмотря на его значительную стоимость (в которую входили лучшие на тот момент компьютеры, сканер, программное обеспечение, обучение наших сотрудников, сопровождение комплекса). Это полностью отечественная разработка молодых наших программистов, инженеров, математиков.Такие комплексы, которые сами идентифицируют следы рук, мы видели лишь в американских фильмах и могли о них только мечтать. Меня назначили руководителем рабочей группы по внедрению «Папиллона». Каждую пятницу руководителей служб собирало на совещание начальство УВД с отчетом работы за неделю. Ходил на эти «разборки» и я. Первый вопрос ко мне долгое время был один: когда начнет работать «Папиллон»? У нас ведь нужна быстрая моментальная отдача. Вчера посеяли — сегодня нужен урожай. Многое тогда я выслушал в свой адрес. И вот мы раскрыли с помощью «Папиллона» убийство пенсионера в своей квартире на Западной Поляне. Убийство было явным «висяком». Через некоторое время также с помощью системы раскрыли убийство бизнесмена в номере гостиницы «Сура». Мое настроение по пятницам существенно менялось. До сих пор система успешно работает. Уже другая версия, другие сотрудники, но помогает раскрывать преступления.
В 1997 году я ушел из ЭКО УВД — преподавал криминалистику в Пензенском отделении (позже Пензенский филиал) Саратовского юридического института МВД России. Сейчас я в отставке, работаю заведующим криминалистической лабораторией в ПГУ, так что с криминалистикой не расстался. Читая лекции, обучая студентов, часто с благодарностью вспоминаю своих учителей-наставников: Александра Сергеевича Фокина, Владимира Викторовича Сатыренко, Юрия Ивановича Лисицына, Владимира Петровича Исайкина и других.
Учился я не только у экспер­тов-криминалистов, но и у следователей МВД и прокуратуры, оперативных работников, участковых, судебно-медицинских экспертов. Мне очень в этом плане повезло: я знал много настоящих профессионалов, честных, порядочных и преданных делу людей. Было у кого учиться!
В заключение хочу от души поздравить своих коллег-криминалистов, пожелать им всего наилучшего и удачи на нелегком поприще.

    Как Вы приобретаете наши издания?
    Выписываю "Беседку"
    Выписываю "Нашу Пензу"
    Покупаю "Беседку"
    Покупаю "Нашу Пензу"