Выходит с 1909 года!
Звезда телеэкрана Звезда телеэкрана
08.08.2019
60 лет назад Татьяну Мартынову знал каждый житель региона. Она «входила» в каждый дом с экрана телевизора.
Мы сидим с Татьяной Викторовной Мартыновой в ее уютной кухне и перебираем фотографии, которым полвека. На уникальных черно-белых снимках, пожелтевших от времени газетных вырезках —  жизнь моей собеседницы, которую знают практически все пензенцы старшего поколения. 
Мягким светом вспыхивал голубой экран, и знакомый голос произносил:
— Здравствуйте, товарищи! Пензенская студия телевидения начинает свои передачи.
Татьяна Мартынова (Преснякова) известна в Пензе как первый диктор телевидения. Ее приветливый голос, доброжелательная улыбка, обаяние и милый образ привлекали внимание зрителей и вызывали доверие.
— Что представлял собой Пензенский телецентр, принятый в эксплуатацию 14 октября 1958 года государственной комиссией? — вспоминает Татьяна Викторовна. — Небольшой коллектив и УКВ-передатчики, аппаратно-студийный комплекс на четыре камер-канала, телевизионная студия и башня высотой 180 метров. 
На следующий день, 15 октября, началось вещание, т. е. более 60 лет назад. С этого момента история областного телевидения развивалась стремительно. 
А первую получасовую оригинальную программу провела она, Татьяна Мартынова. Ей в ту пору было 19 лет.
Редкая профессия
На телевидение она попала случайно. В то время его команда только формировалась, и она услышала от знакомых об объявлении конкурса.
В 1958 году телевидение только начинало охватывать новые территории нашей страны, — вспоминает Татьяна Викторовна. — Летом над городом уже возвышалась телебашня, а в августе начались пробные передачи. Их вела не диктор, а техник  телецентра Галя Капустина. Готовых работников для телевидения не было. Все было в новинку. Операторами становились фотографы. Из газет пришли журналисты. Работники театра пошли в режиссеры. На собеседование на конкурс дикторов пришли красивые яркие женщины с прическами, а у меня коса до пояса. Волновалась жутко. Дали текст прочитать. Я прочитала. Потом говорят: «Повернись направо, повернись налево. Встань. Пройдись».  Все задания выполняла и думала: «Куда я пришла, зачем?» Я и сама считаю, что это было просто чудо, что выбрали меня! 
Прием на работу сродни отбору в театральный вуз. Потом были репетиции, пробы и первая телепрограмма.  
Со временем пришел опыт, пришла любовь телезрителей. Но волнение перед каждым выходом в эфир не проходило. 
— Конечно, профессия — это образ жизни, — признается она. — Я всегда хотела выглядеть ухоженно, свежо. Требование к профессии формировалось постепенно, на лучших примерах дикторов пятидесятых, ставших кумирами миллионов зрителей.  Дикторы советского телевидения, на которых мы равнялись, были эталоном — Виктор Балашов и Игорь Кириллов, Светлана Жильцова и Анна Шилова, Валентина Леонтьева и Анна Шатилова. Дикция и звучание голоса играли очень важную роль. Мы специально ездили в Москву учиться у корифеев, перенимать опыт.
Работали пензенские дикторы в различных редакциях. Они не  только великолепно читали текст, но и вели разнообразные передачи, навсегда связав свои имена с историей пензенского края. 
Мартынову отличали улыбчивость и правильная грамотная речь. Тогда за речью в эфире следили строго.
— Морщусь, когда сейчас с экрана телевизора слышу неправильную речь, — признается она. — В те годы  требования к будущим соискателям работы на телевидении были строгие: хорошая дикция, приятный внешний вид и умение общаться с аудиторией, пусть и присутствующей лишь незримо. 
— Дикторов советского телевидения называют достоянием отечественной культуры, — говорю я Татьяне Викторовне. — Они представители особой профессии. Редкой.
— Соглашусь! — улыбается она. — Сегодня современное информационное вещание в регионе развивается. Появилось цифровое ТВ. Это радует. В эфир выходят разные программы. Как и в те, советские,  годы, особенность ГТРК — это ответственность перед своим слушателем и зрителем. 
Индивидуальность 
и вкус
19-летняя Таня с ее природной скромностью и теплой внешностью покорила сердца зрителей. Мешки писем приходили в редакцию. Адрес на конверте: «Город Пенза, телестудия. Тане Мартыновой».
— Родилась я в Ленинграде в 1939 году — рассказывает она о себе. — А в начале войны наша семья была эвакуирована в Пензу. Мама была беременна третьей сестричкой.  Старшему братику было четыре года. Папа ушел на фронт.
Умная, разносторонне развитая молоденькая диктор покорила поклонников своей природной скромностью, интеллигентными манерами.
— Где вы брали одежду?  — поинтересовалась у моей собеседницы.
— О, это была проблема! Шила у знакомой портнихи. Тогда и выкройки были в дефиците, не говоря о добротных тканях, — говорит Татьяна Викторовна. —  Мы, дикторы, первыми продемонстрировали красоту кримпленовых костюмов, новых причесок. Поначалу накручивала волосы на бигуди  перед каждой передачей, потом познакомилась с признанным мастером в салоне красоты Эрной Эмильевной Бешанкиной.  Мастер она была непревзойденный! Все было скромно и со вкусом. 
Диктор Пензенского телевидения Мартынова с годами стала неотъемлемой частью культуры Пензы, предметом гордости и уважения. Ее называли образцом женственности и красоты, копировали прическу, наряды. 
— А знаете, что было главным? Не костюмы. Борьба с весом! — неожиданно раскрыла она секреты отношения к своей внешности. — Нам нельзя было иметь лишние килограммы. Поэтому, когда все ложились спать, я шла на улицу со скакалками и прыгала до седьмого пота. 
О вольности в эфире 
и цензуре
— Мне иногда снятся наши летучки по вторникам, репетиции в студии и тексты, которые предстояло заучить, — признается Татьяна Викторовна.  — Диктору нельзя было менять что-то в тексте. Ни единого слова. Даже в интервью следовало задавать только утвержденные вопросы... Никаких импровизаций! Перед нами висел микрофон, который назывался журавль. Ни в коем случае не допускалось, чтобы он оказался в эфире. Все было очень строго.
Ее время становления совпало с хрущевской «оттепелью» и брежневской эпохой «застоя».
— Тогда все только начиналось на телевидении, — говорит она. — Работали на энтузиазме. Приходилось много учить текста. Телесуфлеров не было. Варю кашку ребенку, а сама учу... сводки об уборочной, текст о событиях в спорте, культуре. Мы «горели» новым делом, буквально жили в редакции. Помню, у меня только родилась дочка. Через два месяца я вышла на работу после декретного отпуска (в то время он был таким коротким!). Муж Юра привозил в телецентр коляску с малышкой. Я кормила ее в дикторской и снова неслась в студию, включалась в работу. Это было нормой. И работа была настоящим праздником для меня. Была сумасшедшая нескучная жизнь! Было много интересных встреч, были и курьезные случаи в работе. 
Однажды перед эфиром она решила пройтись по тропе, чтобы подышать воздухом.
— Шел фильм. После него я должна была сказать фразу: «Пензенская студия телевидения продолжает свою работу» и прочитать программу дальнейших передач. Однако фильм закончился чуть раньше, а меня на месте нет. «Таня!» — слышу встревоженные крики коллег. Бегу со всех ног, сажусь. Камера. Я, не успев отдышаться, начинаю говорить в эфир...— вспоминает Мартынова. — А однажды перед эфиром кто-то из сотрудников рассказал анекдот. Я так в эфир и вышла хохоча. Мне потом, конечно, указали. 
Но был случай и посерьезнее. 
Однажды на передачу пригласили секретаря обкома ВЛКСМ Бориса Зубкова. Он рассказывал о визите в Индию, о том, что видел, с кем беседовал. А в конце — о своей прогулке на слонах.
И я воскликнула: «Ой, я так хочу покататься на слоне!»
После эфира вызвал на ковер директор и грозно стал выговаривать, да так, что мурашки по спине:
— Это что за номер, Татьяна Викторовна! Вы, может, и на Запад захотели? 
Навсегда запомнила встречи с Михаилом Жаровым и Татьяной Самойловой.
— Артист и в жизни оказался таким же хохмачом, как и на экране, — рассказывает Татьяна Викторовна. — Подали ему стакан воды. Он выпил, поморщился, подмигнул. Нас спрашивают, мол, что вы ему налили? Да обычную воду из графина. Такой он был весельчак… А Татьяна Самойлова, напротив, оказалась очень застенчивой женщиной. Перед эфиром она ужасно стеснялась, все время поправляла прическу и тихо спрашивала: «Хорошо ли я выгляжу?» И это величина мирового уровня!
С закрытием отдела дикторов большинство ветеранов телевидения оставили любимую работу и продолжили трудиться в других сферах. Татьяна Викторовна ушла работать в городской отдел культуры.
В кругу близких
Как сложилась ее дальнейшая жизнь? Фамилию Мартынова Татьяна Викторовна поменяла на Преснякову. Больше тридцати лет она прожила в браке с любимым мужчиной, выростили двух  дочерей. Супруги познакомились еще в юности. Дружили. Их связывали общие интересы. Юры не стало почти тридцать лет назад.
Сегодня Татьяна Викторовна живет спокойной размеренной жизнью в кругу близких. Любимые занятия — просмотр передач канала «Культура» и, конечно, ГТРК — надо же следить за успехами молодых  ведущих своего телеканала.  
Дочки Ирина и Елена окружили заботой и вниманием. Ее радуют внуки и маленькая  правнучка.
— Возраст? Не чувствую. Хожу на занятия по скандинавской ходьбе, плаваю в бассейне, а летом  «отдыхаю» на дачном участке, — говорит Татьяна Викторовна. 
Слушать ее сегодня — огромное удовольствие. Прекрасный голос, грамотный язык, а главное — неповторимый стиль, искренность и самоирония. Она из тех женщин, которые запоминаются с первого взгляда. 
А недавно Татьяна Викторовна стала писать стихи: 
И пусть желанье
мысли излагать в стихах
И ощущать себя борцом
давленье поднимает,
Зато потом мне чувство
выполненного долга позволяет
Считать себя творцом!
В творчестве Татьяна Мартынова видит свое новое предназначение. 
Ольга ДАРВИНА.
Фото из архива Татьяны Мартыновой.


    Как Вы приобретаете наши издания?
    Выписываю "Беседку"
    Выписываю "Нашу Пензу"
    Покупаю "Беседку"
    Покупаю "Нашу Пензу"