Официальный портал городских
новостей «Наша Пенза»
На передовой борьбы с COVID
Дата размещения: 12 ноября 2020

На передовой борьбы с COVID

На фото:

Медсестры отделения № 1 и врачи-рентгенологи,
которые тоже трудятся
в «красной зоне»:
Наталья Митрошина,
Никита Ондриков,
Людмила Баталина,
Людмила Орлова,
Алсу Керженова,
Маргарита Романова,
Татьяна Осипович,
Алсу Медведева,
Мехронахон Саниева,
Елена Киреева,
Ирина Смирнова.

Если еще несколько месяцев назад коронавирус для большинства пензенцев представлял нечто их никак не касающееся, то сейчас пандемия так или иначе коснулась почти каждого из нас. Вот и автор этих строк, на днях позвонив своему хорошему другу, узнал, что тот уже месяц находится в областном центре специализированных видов медпомощи (более известном как больница КИМ).

Александр (из этических соображений не упоминаем фамилии его и других пациентов) оказался в числе тех 20% заболевших коронавирусом людей, которых болезнь ударила в тяжелой своей форме. Сейчас он уже идет на поправку и не может скрыть слов благодарности медработникам, помогавшим ему справиться с болезнью. В первую очередь лечащему врачу Наталье Свистуновой. Сотни людей в белых халатах сейчас проявляют настоящий героизм, трудясь в «красной зоне». Их труд видят и по достоинству могут оценить только те, кто волею судьбы оказался на больничной койке. Наталья — одна из таких героинь.

На грани
«Когда началась пандемия, выбора для меня, работать в «красной зоне» или нет, не стояло, — рассказывает Свистунова, — помню, как поступила первая пациентка, хотя и не я ее принимала. Сначала надеялись, что «пронесет» и случай останется единичным. Но уже через неделю поняли: коронавирус к нам пришел. Тогда всем было тревожно: насколько это заразно, как вообще домой ходить, чтобы не заразить близких. Потом привыкли, кто-то переболел. Кому-то помогает соблюдение защитных мер».
Наталье Свистуновой приходится проводить на работе по 15 — 16 часов. Причем никто ее этого делать не заставляет. Кроме чувства долга. Хотя это тяжело не только физически, но и морально. КИМ — больница, куда поступают самые тяжелые больные. Спасти всех, увы, не удается. И это давит психологически. По словам Натальи, она помнит каждого своего пациента.
Один из них, Дмитрий, попал на больничную койку, когда у него было 82 процента поражения легких. Крайне тяжелый случай. В больнице он уже 6 недель.
«Наталья Владимировна буквально вытаскивает меня из тяжелой ситуации. Внимательная, часто осматривает, подбирает наиболее эффективные препараты. Идет тенденция к улучшению, хотя и сейчас я с вами говорю еще через кислородную маску», — рассказал он корреспонденту «НП» по телефону.
«Она — боец. Я поступила в больницу в очень тяжелом состоянии. Столько времени мне посвятила. Наталья Владимировна не просто хороший врач, она умеет поддержать, успокоить. Благодаря ей, я живу», — подтверждает еще одна пациентка, Маргарита.

Предательская «ОРВИ»
Но, конечно, в одиночку ни один врач не справится с такой ситуацией. О том, как в больнице борются с инфекцией, рассказывает Александр:
«Думал, что у меня ОРВИ. Пил традиционные препараты, но температура не снижалась, испытывал дискомфорт, ломоту. Тогда и решил сделать КТ. Выяснилось, что у меня поражение одного легкого на 7 процентов, другого на 10. Сначала лечили дома, но лучше не становилось. И один мой знакомый буквально настоял, чтобы я поехал в КИМ. А там исследование показало поражение уже 48 процентов легких. Меня госпитализировали в отделение № 1, лечили интенсивно. Уколы, капельницы, ввели плазму. Хочу сказать спасибо Наталье Владимировне Свистуновой, а также всем медработникам, которые меня принимали, осматривали, помогали мне: рентгенологам, медсестрам. Медсестры просто творят чудеса. А ведь они в большинстве своем совсем молодые девчонки. Без помощи всех этих людей неизвестно, чем бы все закончилось».

Опасность реальна
Каждый из пациентов, оказавшихся в КИМе, навсегда осознал, что COVID-19 существует, что он опасен и пренебрегать этой опасностью нельзя. Например, Дмитрий, по его словам, сам относился к числу COVID-диссидентов, не особо веривших в смертельную угрозу.
«Когда ситуация касается лично тебя, когда дыхание парализует и в считанные дни оказываешься на грани попадания в реанимацию, — это отрезвляет любого скептика», — признается он.
«Я сам все прочувствовал, — подтверждает его слова Александр, — и не только на себе. Сосед по палате полтора месяца с маской. Дышит без нее только когда ест, в это время буквально задыхаясь от кашля. Это очень тяжелое состояние, и выйти из него очень сложно».
Поэтому, по словам Александра, он поддерживает все введенные ограничения и решения областного правительства:
«Маска, которую многие почему-то не хотят носить, может спасти вам здоровье, а возможно, и жизнь, уменьшит вероятность инфицирования. Ситуация сложная, врачи работают на пределе. Они нас спасают. Надо быть им благодарными и не добавлять трудностей, пренебрегая правилами».
Своим видением ситуации поделилась и Наталья Свистунова:
«Я почти 25 лет работаю врачом. И ни разу с таким опасным вирусом еще не сталкивалась. Да, 80 процентов людей переносят его легко. Но оставшиеся 20 — это очень много. Средствами защиты пренебрегать не стоит — во многом благодаря им, находясь в «красной зоне» полгода, я не заразилась. Нужно носить маски и соблюдать все предписания».
Также в этом материале мы перечислим тех медработников, которым благодарны за их труд Александр, Дмитрий, Маргарита и другие пациенты. Некоторые из сотрудников областного центра специализированных видов медпомощи согласились немного рассказать о своей работе и сложившейся в Пензе ситуации.
Пациенты отделения №1 обращаются в Минздрав области с просьбой поощрить перечисленных медработников за их самоотверженный труд.

Андрей ЛИТВИНОВ

От первого лица:

Сергей Рыбалкин,
главврач Пензенского
областного клинического центра специализированных видов медпомощи:
«С пандемией мы, конечно, раньше не сталкивались, но у нас инфекционная больница. Поэтому к поступлению больных были готовы. Недавно построенный новый корпус как раз предназначен для такой работы. Врачами мы укомплектованы, нам помогают работники других больниц и студенты медицинских вузов. Но я, конечно, вижу, как трудно работать в «красной зоне», как наши сотрудники выкладываются морально и физически».

Медработники говорят:

Валерия Барашкина,
заведующая отделением №1:
«Присутствует тревога за близких, родных. Пришлось ограничить общение с ними. Родители переживают за меня, постоянно созваниваемся, общаемся по телефону. Конечно, когда я выбирала профессию, то не думала, что придется столкнуться с пандемией. Иногда «накатывает» психологическая усталость. Но через пять минут понимаю, что по-другому уже и жить не смогу. Как-то к нам поступила пациентка, 52-летняя женщина, с коронавирусной пневмонией в очень тяжелом состоянии. Долгое время была подключена к аппарату ИВЛ. Был критический момент — наступила клиническая смерть, но в итоге удалось ее спасти. В такие моменты понимаешь, для чего выбрала эту профессию».
Ольга Чулкова,
заведующая приемным отделением:
«Я сознательно выбирала профессию инфекциониста, зная, что придется работать «в опасной зоне». Хотя, вне всяких сомнений, нагрузка, начиная с марта, увеличилась. Муж сейчас по сути полностью взял на себя воспитание нашего ребенка. Но дома всячески меня поддерживают, даже напутствуют перед работой — не подведи семью. Переживали за родителей, но они живут в деревне, и пока пандемия до них не добралась».
Александр Сорокин, врач-рентгенолог:
«Весной приходилось «присматриваться», чтобы понять, что это за новый вирус. Было тяжело, когда стало поступать много пациентов. Сейчас уже знаем тактику лечения. Можно сказать, работаем как конвейер, сразу примерно понимаем, как будет протекать болезнь у поступившего человека. Хочу призвать людей внимательнее относиться к своему здоровью и не запускать болезнь, своевременно обращаться к врачам. Это увеличит шансы не довести ситуацию до критической точки».
Елена Сушонкова, и. о. старшей
медсестры отделения №1:
«Мы переживаем за каждого пациента, пытаемся помочь, чем можем. Морально нелегко видеть людей в тяжелом состоянии. Страха нет, хотя, конечно, понимаем, что рискуем заболеть сами. Врачи — такие же люди, некоторые уже переболели коронавирусом».

Новости России

Перейти в раздел