Официальный портал городских
новостей «Наша Пенза»
Секретная операция командарма Крылова

Секретная операция командарма Крылова

К 75-летию окончания Второй мировой войны

После разгрома гитлеровской Германии Советский Союз в августе 1945 года вступил в войну против Японии, всего за месяц (!) разгромив ее миллионную Квантунскую армию. С военной точки зрения, Маньчжурская стратегическая наступательная операция по оригинальности замысла и мастерству исполнения была одной из выдающихся во всей мировой военной истории. Но особо отличилась в ней 5-я армия, которой командовал наш земляк, генерал-полковник (впоследствии маршал) Николай Крылов.
О подробностях этой блестящей операции практически не упоминалось даже в военной литературе по причинам, о которых будет сказано ниже.

Неприступный Хинган
По прибытии на Дальний Восток в район дислокации Николай Иванович вместе с группой штабных работников и командиров дивизий, полков пешком, на лошадях, на самолете осмотрели участок будущих действий армии: горный хребет Большого Хингана, за которым находились соединения Квантунской армии.
Предстояло взять штурмом прекрасно укрепленный рубеж и в минимальные сроки с минимальными потерями штурмом овладеть городом Муданьцзян. По имевшимся данным, через хребет в нескольких местах были пробиты тоннели с хорошими дорогами, причем все они были заминированы и защищены артиллерийскими точками. Орудия были установлены на рельсах, поэтому в случае артобстрела или налета нашей авиации они откатывались в глубь тоннеля и были неуязвимы. При приближении частей противника пушки выкатывались бы на исходные позиции и вели огонь по наступающим.

Звонок Сталину
Вдоль хребта также был пробит тоннель, по которому японцы на «кукушках» (небольших поездах) доставляли на каждую точку боезапас и пополнение. В случае необходимости они всегда могли взорвать всю систему обороны заранее заложенной взрывчаткой, чтобы не пропустить советскую армию через горы.
Штурмовать японцев предстояло в лоб с молодым пополнением, в основном 1927 года рождения, то есть идти на громадные потери живой силы. Да и этот огромнейший риск отнюдь не гарантировал успеха. Поэтому Николай Иванович разработал свой план операции и изложил его командующему группировкой маршалу Василевскому в личной беседе «с глазу на глаз». (К слову сказать, и сам главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке Василевский, и Крылов, уроженец села Галяевки, ныне Вишневое Тамалинского района, были из семей священников). Маршал, внимательно выслушав командарма, сам, однако, принять решение не решился. Но разрешил обратиться по спецсвязи к Сталину, и вот почему.
Конечно, эти вчерашние солдаты и офицеры были отнюдь не ангелы, зато имели в отличие от новобранцев, не нюхавших пороха, солидный опыт боевых действий еще с фашистской Германией. Кроме того, даже короткое время пребывания в местах лишения свободы основательно «встряхнуло» совесть у абсолютного большинства этих людей. Так что сформировать из них вполне боеспособные подразделения не составило особого труда, а из наиболее физически сильных и с солидным боевым опытом заключенных создали специальный ударный батальон. Задача этих, говоря современным языком, спецназовцев заключалась в том, чтобы, действуя исключительно ножами, тихо, без единого выстрела снять охрану тоннелей, не допустив их подрыва. Сразу оговаривалось, что в случае успеха со всех участников операции будут снята судимость и выданы чистые документы, при этом отличившиеся получат награды, а погибшие — все воинские почести, как отдавшие жизнь за Родину.
Сталин дал согласие, попросив только не брать политзаключенных и предателей, которые раньше добровольно переходили на сторону врага. Василевский же, выслушав подробный отчет Крылова о разговоре со Сталиным, лишь загадочно спросил:
— Николай Иванович, у тебя брючный ремень достаточно крепкий?
— Конечно. А почему такой вопрос?
— Потому, что в случае провала тебе придется искать, на чем повеситься…

«Уголовнички» готовятся к штурму
Началась серьезная проработка операции с офицерами штаба, с командирами дивизий, полков. В отдаленном районе тайги был построен макет хребта, учебный полигон. Николай Иванович лично сам поехал по ближайшим лагерям, отбирал наиболее подходящих зэков, обращая внимание на тех, кто раньше воевал в горах, имел навыки альпинизма, хорошо умел работать ножом. За короткий срок было отобрано больше двух тысяч человек. Всем была выдана новая форма, обувь, хорошие армейские ножи. Однако почти все из пополнения попросили разрешения обменять новую форму на старую экипировку. В превую очередь обувь, чтобы не скрипела. Новые ножи на поменяли на самодельные, но удобные для руки, а новенькие блестящие ремни — на потертые, но крепкие брезентовые.
Несколько дней подряд Николай Иванович лично сам отрабатывал с «уголовничками», как они сами себя называли, подробные действия начальной «работы», требуя скрупулезного исполнения каждой мелочи — буквально «на брюхе» проползав все трассы, все скалы и холмы. И люди ему верили — слушались беспрекословно. И, что интересно, внимательнейшая, аккуратнейшая японская разведка ничего не сумела что-либо разузнать о готовящейся операции ни с самолетов, ни с помощью агентов из местных жителей, многие из которых работали на японцев еще с давних времен.

Пять баллов!
Наконец поступил долгожданный приказ о наступлении. На всех участках огромного фронта советско-японской войны началась мощная артподготовка, авиация начала обрабатывать заранее разведанные огневые точки врага. Только на участке, на котором должны были наступать воины Крылова, царила необычная тишина. Командование 5-й японской армии, готовое к жестоким сражениям, артобстрелу, налетам бомбардировщиков, изрядно нервничало: по какой причине русские задерживаются с наступлением?
А в это время «уголовнички» работали ножами.
Прошло немного времени, и Николаю Ивановичу доложили, что секретная операция завершилась полным успехом — все тоннели захвачены, электропроводка к зарядам взрывчатки обрезана, и на перевалы можно пускать танки, артиллерию, пехоту. С нашей стороны погибли шесть человек.
Когда японские генералы поняли, что произошло, наши танки и пехота уже штурмовали город Муданьцзян.
На всю операцию планировалось 18 суток. Но уже на седьмые сутки командарм Крылов рапортовал о выполнении боевого задания. Когда же маршал Василевский докладывал в Москву о текущей обстановке, Сталин, естественно, спросил:
— Как дела у «пятого» (то есть командующего 5-й армией Крылова)?
— Пять баллов!
— Представляйте к званию Героя!
— У него уже есть одна Звезда!
— Ничего, вторая ему не помешает!
В официальных документах успех Николая Ивановича в войне с японцами объяснялся туманно: «...в условиях проливного дождя, незаметно...» Скорее всего, историкам «не рекомендовали» писать о том, что военачальник использовал мужество и боевой опыт «уголовничков», которые буквально уничтожили ножами всех японцев, охранявших тоннели и перевалы.
Впоследствии все участники этой операции отмечали, что Сталин четко выполнил все обещания, данные Крыловым бойцам: им вернули звания и награды. Словом, в действующую армию вернулись уже не уголовники, а воины-победители!
Уже 2 сентября Япония подписала акт о безоговорочной капитуляции, что ознаменовало собой конец второй мировой войны. Нашей стране были возвращены Южный Сахалин и Курильские острова.

Валерий Николаев.

генерал-полковник (впоследствии маршал) Николай Крылов